Category: образование

коровка

Как мы летом на посадки ездили.

Мой очень хороший товарищ занимается сельским хозяйством в Ярославской области. Зовут его Сергей.

Хозяйство экспериментальное, в данный момент никакой систематической деятельности из себя не представляет, но в будущем мы из него намерены получить интересный и полезный проект "Молодая Слобода".

Однажды он уже успел собрать несколько тонн картофеля с самой обыкновенной Ярославской земли. А в этом году был посажен яблоневый и облепиховый сад и сделан упор на пчёл и медоносы.

В посадках принимали участие студенты московских вузов и колледжей. Когда ребята узнали, что мы собираемся в деревню, они показали высший уровень самоорганизации и отправились вместе с нами. Им было просто интересно отойти от московской торгашно-менеджерской жизни и окунуться в новый вид деятельности под названием "Сельское хозяйство".

Кстати, именно с того выезда родился мой ЖЖ-репортаж про картофелесажалку.

Выложу несколько фотографий с наших весенних посадок и осеннего урожая.

Ye1c4eUhsNs

Collapse )
коровка

Социальный эксперимент

Начало этому эксперименту положил британский ученый Фрэнсис Гальтон.

Прогуливаясь по сельской ярмарке, Гэлтон наткнулся на стенд, около которого проводились соревнования по угадыванию веса. На всеобщее обозрение был выставлен откормленный бык, и собравшаяся толпа должна была на глазок определить вес животного. (А точнее, они должны были угадать вес этого быка после того, как его "забьют и освежуют".) За шесть пенсов вы могли купить проштампованный и пронумерованный билет, в который надо было внести ваше имя, адрес и прогноз. За самые точные ответы были обещаны призы.

Счастье попытали примерно восемьсот человек. Это была разношерстная публика — как мясники и фермеры, явно искушенные в оценке веса скота, так и люди, наверняка далекие от животноводства. "Участие приняли множество непрофессионалов, — писал впоследствии Гальтон в научном журнале Nature , — клерки и прочие из тех, кто, не имея специальных знаний о лошадях, делают ставки на бегах, опираясь на мнение газет, друзей или собственное разумение".

Гэлтон превратил конкурс в импровизированный эксперимент. Когда соревнование закончилось и призы были розданы, Гальтон позаимствовал у его организаторов билеты и подверг их ряду статистических тестов. Гэлтон рассортировал билеты с прогнозами (всего 787 — ему пришлось исключить тринадцать билетов, ибо они были заполнены неразборчиво) в порядке убывания точности, и выстроил график, чтобы убедиться, что он будет представлять собой колоколообразную, гауссову кривую. Затем он сложил все оценки участников и вывел усредненный прогноз группы. Эта цифра представляла собой, можно сказать, коллективную мудрость плимутской толпы. Если бы толпа была одним человеком, именно так этот человек оценил бы вес быка.

Гэлтон, несомненно, полагал, что средний прогноз группы будет очень далек от истины. Казалось очевидным, что коллективное решение толпы, состоящей как из мудрецов, так и из людей посредственных и недалеких, скорее всего окажется неудачным. Но Гальтон ошибся. Толпа предположила, что вес быка, после того как его забьют и освежуют, составит 1197 фунтов. После того как его действительно забили и освежевали, оказалось, что бык весил 1198 фунтов. Иными словами, оценка толпы оказалась очень точной.

Collapse )

Классическая демонстрация возможностей коллективного разума — это эксперимент с мармеладным драже в банке. В этом эксперименте предположение группы о численности конфет превосходит по точности подавляющее большинство индивидуальных догадок. Например, в эксперименте профессора экономики Джека Трейнора в банке было 850 горошин, а средняя "оценка" группы студентов составляла 871 горошину! Ответ лишь одного из пятидесяти шести присутствовавших в аудитории оказался более точным.


Предлагаю и вам принять участие в эксперименте.

Сколько драже ЭмЭнДемс в этой банке?


Чем больше участников выдвинут свою версию, тем ответ будет точнее, так что зовите друзей. Ответы будут временно скрыты для исключения влияния мнений друг на друга.


мнд
коровка

(no subject)


Как я уже писала, сейчас читаю "Государя". Перечитываю каждую главу по два-три раза - все-таки все упомнить с одного раза не получается, поэтому относительно небольшой текст уже долго не покидает моей сумки.

Так вот, еще в те годы мудрый человек писал, что наемническое и сюзническое войско - самые плохие варианты, а лучше всего - свое.

Мое мнение - каждый мужчина, не имеющий исключительно особенных исключительных обстоятельств, должен пройти армию. Пусть даже там, как говорят, заборы красят и копают до обеда (хотя от отслуживших нескольбко другие истории слышишь, но это заборов не исключает).

Потому что на улице все они горазды понтоваться, как они круты - впятером одному ботанику рожу начистили. Ну или учительницу в шлоле унизили. Или девченку в лужу толкнули.

И только, сталкиваясь с реальными трудностями, они проявляют свой реальный характер, и сразу видна вся псевдокрутость, за мамиными юбками и папиными связями.

Ну а несогласные - они на то и есть несогласные, что бы не соглашаться.